Это наша война - это наша Победа
Думы Битвы Подвиги Герои Песни Стихи Фото Видео Плакаты Оружие Награды


Второй фронт и ленд-лиз: их роль в победе над фашистской Германией



6 июня 1944 года объединенные экспедиционные силы армии США и Англии высадились на севере Франции. Началась операция, получившая название «Оверлорд». К началу июля 1944 года на континенте во Франции было сосредоточено 25 дивизий союзников, которым противостояли 23 немецкие дивизии.

Советское правительство считало вторжение союзников на север Франции крупнейшей операцией: «История войн не знает другого подобного мероприятия с точки зрения его масштабов, широкого замысла и мастерства исполнения»[1]. Второй фронт, открытый союзниками, сковал немецкие войска в Западной Европе, оттянув на себя часть стратегических резервов, ранее беспрепятственно перебрасываемых на Восток против СССР. Германия оказалась зажатой в тисках с востока и с запада и была вынуждена вести борьбу на два фронта. Второй фронт, открытие которого с нетерпением ждали антифашистские силы, наконец-то стал реальностью. Он позволил сократить сроки войны и количество жертв, усилил борьбу народов Европы против фашистского порабощения.
Вопрос заключается в другом. В западной историографии, прежде всего в американской и английской, имеет широкое распространение тезис о том, что после высадки союзных войск во Франции западноевропейский фронт якобы стал играть такую же роль, как советско-германский. Более того, усиливается тенденция умалить значение боевых действий на востоке, принизить роль Красной армии в разгроме врага, представить дело таким образом, что Второй фронт стал решающим в войне: мол, высадившись в Нормандии, американцы и англичане повернули ход Второй мировой войны одним решающим ударом; вторжение в Нормандию спасло европейскую цивилизацию. «Вторжением был брошен вызов территориальному и политическому господству немцев над значительной частью Европы», – полагает Б. Блюменсон. В. Хаупт утверждает, что высадка союзных войск в Нормандии явилась «началом конца Третьего рейха, последней главой в истории Германии»[2].
Во время мероприятий, посвященных 50-летию высадке союзников на севере Франции, средства массовой информации: печать, радио, телевидение, – говоря об этих событиях, предпочитали не употреблять точного понятия «Второй фронт», а использовали выражения «удар через Ламанш», «бросок к сердцу Европы», «вторжение» и т.д., призванные убедить в том, что освобождение Европы пришло из-за океана.

В отечественной историографии Второй мировой войны, Великой Отечественной войны обоснованно утверждается, что все эти высказывания противоречат истине, реальным историческим фактам. Подчеркивается, что по своей роли и месту в борьбе с фашистской Германией высадка союзников в Нормандии действительно открыла новый фронт борьбы с противником, хотя и очень важный, но всё же второй. Он был открыт лишь через три года после нападения Германии на СССР. Открыт был тогда, когда советские войска не только остановили агрессора, но и внесли решающий вклад в осуществление коренного перелома в Великой Отечественной войне и во всей Второй мировой войне, нанесли Германии такие тяжелые поражения, в результате которых фашистский блок в Европе начал разваливаться. Историческая правда состоит в том, что в решающей степени успех высадки союзных войск в Северной Франции был обеспечен всеми предыдущими действиями Красной армии. До открытия Второго фронта против советских войск действовало в среднем около трех четвертей сухопутных войск Германии, а против западных союзников – менее 10 процентов. Нормандская десантная операция была бы значительно затруднена, если бы Красная армия не перемолола главные силы вермахта. Только с ноября 1942 года до конца 1943 года на советско-германском фронте вермахт потерял 2 млн. 600 тыс. человек[3]. В сражениях 1942–1943 годов советские войска доказали возможность победы в единоборстве с фашистским блоком.
Зимой и летом 1944 года Красная армия провела ряд операций, в ходе которых враг понес огромные потери. За четыре с небольшим месяца на советско-германском фронте было полностью уничтожено более 30 и разгромлено около 12 дивизий противника. Враг потерял свыше 1 млн. солдат и офицеров.

Потери немецких войск на советско-германском фронте были столь велики, что командованию вермахта пришлось дополнительно перебросить на восток свыше 40 дивизий. Эти факты побуждают ряд западных историков признать значение советско-германского фронта как решающего фактора, обеспечившего успех высадки союзников. Например, К. Рикер пишет: «Когда западные союзники летом 1944 года предприняли наступление на “крепость Европа”, исход Второй мировой войны практически был уже определен поражением Германии в России: немецкие войска вследствие тяжелейшей трехлетней войны в Восточной Европе были так ослаблены, что они не могли больше противопоставить высадившимся в Нормандии американским и английским войскам стойкого сопротивления… Германия проиграла Вторую мировую войну… еще до вторжения Запада»[4].
И после высадки союзников во Франции советско-германский фронт по-прежнему приковывал к себе основные силы фашистской коалиции, большую часть вооружения и боевой техники, оставаясь решающим фронтом Второй мировой войны. На советско-германском фронте в разные периоды находилось от 195 до 235 дивизий противника, а на Западном фронте – от 106 до 135,5 дивизий[5]. Самые крупные операции были проведены в Белоруссии и Прибалтике, на Украине и Балканах, в Карелии, Польше – не только по количеству участвовавших в них войск, но и по результатам вооруженной борьбы.

Решающим был вклад советских Вооруженных сил и в 1945 году. В ходе грандиозных наступательных операций Красной армии, развернувшихся от Балтийского моря до реки Драва – в полосе 2100 километров, – с января по май 1945 года было уничтожено и пленено свыше 150 дивизий противника. Кроме того, во время капитуляции еще около 100 дивизий сложило оружие. Стремительные и мощные удары советских войск сыграли решающую роль в окончательном разгроме вермахта.

Советский Союз с честью выполнил свой союзнический долг. К сожалению, это не всегда имело место со стороны западных союзников. «Было бы катастрофой, – писал Черчилль, – если бы мы твердо соблюдали все свои соглашения»[6]. Нарушение взятых обязательств особенно наглядно видно при рассмотрении вопроса об открытии Второго фронта на Западе Европы. Была достигнута договоренность об открытии Второго фронта в 1942 году. Однако правительство США и Англии не выполнили своего обещания ни в 1942, ни в 1943 году. Второй фронт в Европе начал действовать на два года позднее, чем предусматривалось обязательствами, принятыми США и Англией перед СССР. Это объясняется стремлением правящих кругов этих стран переложить на СССР тяготы войны. В Национальном архиве Соединенных Штатов хранится протокол заседания объединенного англо-американского штаба от 20 августа 1943 года, в ходе которого рассматривалась перспектива политики США и Англии в отношении СССР. Параграф девятый протокола «Военные соображения в отношениях с Россией» указывает, что обсуждался вопрос о том, «не помогут ли немцы» вступлению англо-американских войск на территорию Германии, «чтобы дать отпор русским». Трудно представить, что в 1943 году, когда Советский Союз в тяжелейшей борьбе с Германией прокладывал путь к победе антифашистской коалиции, руководящие военные деятели США и Англии обсуждали этот вопрос. Тем не менее, это было так[7].

Почему же Второй фронт был открыт в 1944 году? Большинство исследователей исходит из того, что к лету 1944 года судьба фашистской военной машины фактически была предрешена на советско-германском фронте, хотя предстояла еще тяжелая борьба, чтобы одержать окончательную победу. Советский Союз был способен ее одержать и освободить порабощенные фашистами народы. Такой исход войны не соответствовал политическим целям правящих кругов США и Англии. Именно это и стало одной из важнейших причин, побудивших их открыть Второй фронт в Западной Европе.

Такова правда об открытии Второго фронта в Европе и его значение в борьбе против фашистской Германии.

Ряд западных историков поддерживает версию о решающей роли США в достижении победы над фашистским блоком: США изображаются фабрикой оружия для врагов Германии, а их военная экономика, промышленный потенциал объявляются основой победы стран антифашистской коалиции; утверждается, что без материальной помощи союзников русские не смогли бы устоять в 1941–1942 годах и тем более провести наступательные операции в 1943–1945 годах[8].
В отечественной историографии до перестройки сложился полярный подход к освещению проблемы помощи США и Англии Советскому Союзу в годы войны. В публикациях российских авторов подчеркивалось, что усилению боевой мощи СССР, несомненно, способствовала военно-промышленная, сырьевая и продовольственная помощь, оказанная США и Англией, осуществляемая в соответствии с законом о ленд-лизе (официально он назывался «Акт содействия обороне США»). Советские люди выражали свою признательность американскому и английскому народам, которые помогали Красной армии громить дивизии вермахта. В советской печати и в трудах историков подчеркивалось, что помощь союзников вооружением и различными материалами сыграла положительную, но незначительную роль в борьбе советского государства против фашистской агрессии. Такая оценка аргументировалась сравнительными данными соотношения поставок по ленд-лизу к продукции отечественной промышленности и сельского хозяйства; военной техники, поступившей из США, Англии и Канады и произведенной в СССР в годы Великой Отечественной войны.

Особое значение для СССР имели поставки союзниками боевой техники и оружия, которые в огромном количестве требовались фронту. За годы войны из США (до 20 сентября 1945 года) по ленд-лизу прибыло в СССР орудий разных калибров – 7509, самолетов – 14 450 (есть и другие данные, не меняющие порядка соотношения полученной и произведенной в СССР военной техники и вооружения), танков и самоходных артиллерийских установок – 6903[9].
С июня 1941 года по август 1945 года Советский Союз выпустил 112,1 тыс. боевых самолетов, 102,8 тыс. танков и САУ, 482,2 тыс. артиллерийских орудий, 351,8 тыс. минометов. Таким образом, американские поставки составили по артиллерии – 1,6%, по авиации – 12,5%, по танкам и САУ – 6,7% относительно того, что было произведено в Советском Союзе.

Что касается других видов вооружения, а также боеприпасов, то удельный вес их был еще меньше и составил, например, по автоматам всего 1,7%, пистолетам – 0,8%, по снарядам – 0,6% и минометам – 0,1% от уровня производства в СССР.

Большую ценность для Красной армии имели поставки из США автомобилей – 427 тыс. единиц. К общему числу автомашин в Вооруженных силах они составили на январь 1943 года – 5,4%, на январь 1944 года – 19% и на январь 1945 года – более 30%[10].
тсюда делается логический вывод: не помощь союзников сыграла решающую роль в обеспечении Красной армии вооружением и боевой техникой. На боевом оружии, которым народ снабжал свою армию, стояла советская марка. Отечественные исследователи справедливо считают, что танки Т-34, самолеты ИЛ-2, боевые машины реактивной артиллерии БМ-13 («Катюша») и многие другие образцы советской боевой техники по своим качествам не имели себе равных.

Поставка промышленных товаров составляла по своим размерам 4% от общего производства в СССР во время войны, а по некоторым западным данным – от 7 до 11%[11].

Что касается продовольственных поставок, то среднегодовой экспорт в Советский Союз зерна, муки и крупы из США и Канады (в пересчете на зерно) составлял в годы войны 2,8% среднегодовых заготовок зерна в СССР.
Невелики были поставки по ленд-лизу в самое тяжелое время – в 1941–1942 годах. До конца 1941 года по ленд-лизу США и Англия передали СССР 750 самолетов (из них 5 бомбардировщиков), 501 танк и 8 зенитных орудий, что, конечно, являлось неплохим подспорьем, особенно малочисленному танковому парку Красной армии[12]. Но всё же на ход и тем более исход битвы под Москвой эти поставки не смогли оказать заметное влияние, как и в целом на ход сражений на советско-германском фронте. Бывший президент США Г. Гувер, которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к СССР, признает, что Советская армия остановила немцев даже до того, как ленд-лиз дошел до нее[13].

Невелик был объем поставок в Советский Союз и в 1942 году. В решающий момент битвы за Сталинград поставки практически были прекращены. 18 июля 1942 года, после неудачной проводки в начале июля конвоя PQ-17, Черчилль известил советское правительство о прекращении отправки конвоев Северным морским путем, по которому доставлялось большинство грузов из-за рубежа для Советского Союза. Основное количество вооружения и других материалов было получено СССР в 1944–1945 годах, когда в результате разгрома фашистских войск на советско-германском фронте произошел коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и всей Второй мировой войны.

Это признают и многие западные исследователи. Дж. Харринг, автор книги «Помощь России в 1941–1945 годах», свидетельствует о том, что «поставки снаряжения и оборудования в Советский Союз… в действительности составляли лишь небольшой процент от русского производства»[14].

Всё это справедливо опровергает весьма завышенные оценки значения ленд-лиза как решающего фактора победы Советского Союза над Германией и ее союзниками.
Вместе с тем документы, ставшие достоянием историков в последние годы, позволяют более многосторонне и объективно оценить роль ленд-лиза.

Прежде всего, поставки по отдельным видам вооружения и оборудования были выше средних. Так, в годы войны фронтовые бомбардировщики, полученные по ленд-лизу, составляли 20% этого рода советской авиации, по фронтовым истребителям – от 16 до 23%, а по морской авиации – до 29%. Отдельные виды поступавшей по ленд-лизу военной техники: десантные суда, неконтактные тралы, отдельные образцы радиолокационных станций и т.д. – в СССР в годы войны не выпускались вообще[15].

Это должно учитываться при общей оценке ленд-лиза, хотя если ограничиться основными средствами ведения войны на советско-германском фронте, то содействие западных союзников Вооруженным силам СССР выглядит всё же скромно. Настоящий советский арсенал находился, безусловно, по ту сторону Волги – на Урале, в Сибири, а не по ту сторону Атлантики.

Иное дело – роль поставок по ленд-лизу в развитии и функционировании других сфер экономики. Они помогли «расшить» узкие места, позволили уменьшить негативные последствия специализации на военном производстве, а также уменьшить последствия нарушения экономических взаимосвязей из-за невозможности сбалансированного роста. Материалы, полученные от союзников, позволили, например, полностью использовать производственные мощности советского авиастроения. Это же характерно и для некоторых других военных наркоматов.
Всё это вместе взятое позволит прийти к выводу о существенной помощи СССР по ленд-лизу, отрицая ее в то же время как решающий фактор победы советского народа над фашизмом, как пытаются изобразить ленд-лиз некоторые зарубежные и отечественные авторы. По нашему мнению, при подведении общего итога верной выглядит оценка помощи союзников, высказанная Г.К. Жуковым: «Она в определенной степени помогла Красной армии и военной промышленности, но ей всё же нельзя отводить роль больше той, чем она была в действительности»[16]. Подобный взгляд разделяют и наиболее объективные западные историки.

Истина состоит в том, что решающую часть всех неимоверных усилий, которые были навязаны экономике Советского Союза, вынес советский народ. В период тяжелых боев, развернувшихся летом 1942 года, газета «Правда» писала: «Из поколения в поколение будет передаваться слава как о тех, кто в годину грозных испытаний защищал Советскую Родину с оружием в руках, так и о тех, кто ковал это оружие, кто строил танки и самолеты, кто варил сталь для снарядов, кто своими трудовыми подвигами был достоин воинской доблести бойцов. Наши дети и внуки с благодарностью будут вспоминать о героях наших дней как о героях великой освободительной Отечественной войны».

Решающая борьба с фальсификацией и искажениями, сохранение правдивой, объективной истории Великой Отечественной войны настоятельно диктуются формированием исторического сознания россиян, необходимостью воспитания граждан нашей страны, особенно подрастающего поколения, в духе патриотизма, распространением в обществе уважения к нашим славным традициям героической борьбы с фашистскими агрессорами.

Михаил Иванович Фролов,
доктор исторических наук, профессор,
вице-президент Академии военно-исторических наук

5 июня 2015 г.

[1] Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны. Т. 1. М., 1976. С. 271.

[2] Haupt W. Rückzug im Westen. 1944. Stuttgart, 1978. S. 12.

[3] Комаров Н. Операция «Оверлорд». Правда и вымыслы //Аргументы и факты. 1984. 5 июня. С. 8.

[4] Rieker K. Ein Mann verliert einen Weltkrieg. Frankfurf a.M., 1955. S. 83.

[5] См.: Великая Отечественная война. Краткая история.

[6] Цит. по: Трухановский В. Уинстон Черчиль. Политическая биография. М., 1963. С. 376.

[7] Правда. 1984. 28 апреля.

[8] Роковые решения. М., 1958. С. 114–115.

[9] Вторая мировая война. Кн. 2. М., 2010. С. 142.

[10] Там же. Орлов А.С., Кожинов В.П. пишут, что полученные автомобили составили 70% всех автомашин, находившихся в распоряжении Красной армии.

[11] Новая и новейшая история. 1993. № 1; 1994. № 3. С. 193.

[12] Орлов А.С., Кожинов В.П. Ленд-лиз: взгляд через полвека //Свободная мысль. 1995. № 2. С. 188.

[13] Цит. по: Лан В. США в военные и предвоенные годы. М., 1978. С. 394.

[14] Цит. по: Слово лектора. 1975. № 5. С. 72.

[15] Орлов А.С., Кожинов В.П. Ленд-лиз: взгляд через полвека. С. 187.

[16] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Изд. 10-е. Т. 3. М., 1990. С. 147–148.



Второй фронт и ленд-лиз: их роль в победе над фашистской Германией

Второй фронт и ленд-лиз: их роль в победе над фашистской Германией

Второй фронт и ленд-лиз: их роль в победе над фашистской Германией


Это наша Война - Это наша Победа (с)
Специальный проект газеты "Вести Курортного района", Санкт-Петербург, 2015
Рейтинг@Mail.ru